google + vk ok twitter facebook
Рейтинг@Mail.ru

УСПЕТЬ ЗА СЕМЬ МИНУТ… ИЛИ

Добавлено : Дата:

Работа под землей, на поверхности земли и высоко на крыше была одинаково опасной – если вокруг радиоактивная смерть после взрыва на Чернобыльской АЭС, а на календаре лето 1986 года

Участники ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы получили много заболеваний, почти каждому из облученных «атомным огнем» приходилось годами доказывать свою правду о потере здоровья в зоне АЭС, каждое свидетельство о работе в невыносимых условиях теперь, через 32 года после взрыва, это исторический документ. Юный корреспондент Эколого-биологического центра Евпатории 3 февраля 2018 года получила информацию из первых рук – от ликвидатора последствий аварии Виктора Григорьевича СЫСОЕНКО, работавшего в Чернобыле с 26 июня по начало сентября самого страшного 1986 года.

Sisoev6

В первую субботу февраля 2018 года журналисты-экологи встретились в музее героев Чернобыля - "Звезда Полынь" с представителями общественной организации «Память Чернобыля» из Новоозерного. В этом небольшом поселке сейчас примерно сорок пять «чернобыльцев», в Евпатории действует одна общая организация для военных и гражданских лиц, в ней состоят и вдовы ликвидаторов, и люди, отселенные из ставших непригодных для жизни красивейших мест Полесья…   ДЕСЯТЬ человек из этого числа получили инвалидность из-за заболеваний, связанных с пребыванием на Чернобыльской АЭС.

Виктор Григорьевич родился  16 марта 1954 года в Крыму ( Раздольненский район, село Зимино).  Как все сельские парни, рос физически крепким и любил технику, мог и трактор водить, и столярничать, и строительные специальности освоил. Призвался на службу в Советскую Армию в 1972 году – был связистом в частях специального назначения, служил в Белоруссии.

Sisoev4

Служить в армии было почетно и престижно, Виктор Григорьевич остался сверхсрочно, тогда появились в армии ПРАПОРЩИКИ. Пять лет отслужив  прапорщиком в Минской области, переехал в город Щелково Московской области. Потом уволился, Виктор у Григорьевичу предложили на выбор – идти в милицию или в военно-строительный отряд. Он выбрал военно-строительный отряд и уехал в город ТИХВИН (Ленинградской области), там и встретил весну 1986 года.

До Виктора Григорьевича «дошла очередь» командировки в Чернобыль через ДВА месяца после взрыва – никакого «Укрытия»- саркофага еще не было, это ему и его товарищам приходилось работать в ПРОТИВОГАЗАХ и в спецодежде со СВИНЦОВЫМИ пластинами, такой «костюм» весил около 15-ти килограммов!

Sisoev1

В Чернобыле он с начала лета, в июне уже был на пристани реки Припять, с   26 июня по 6 сентября – в самом ядерном пекле. Таких военных спецов – бывших военнослужащих называли в Чернобыле «партизанами». Партизанский отряд прапорщика Сысоенко был из СВАРЩИКОВ. Приходилось часто выполнять сварочные работы глубоко под землей – чинить и заменять коммуникации. Это была очень тяжелая работа.

Жили недалеко – на работу возили примерно за 18 километров от лагеря. В столовую возили в школу пгт Чернобыль, кормили хорошо.

Насколько опасны были места работы военных строителей, говорит такой факт: смена длилась СЕМЬ минут, потом надо было перемещаться в «более безопасное» место, снова переодеваться, проходить душ-дезинфекцию… Кроме сварочных работ «ленинградских партизан» привлекали к проводке кабеля – там, куда не разрешали ДАЖЕ СТУПИТЬ ногой другим ликвидаторам последствий, по пыли и по траве чернобыльской зоны строители-связисты носили катушки с тяжеленным кабелем, разматывая километры различных проводных коммуникаций.

Взвод Виктора Григорьевича работал между ТРЕТЬИМ и ЧЕТВЕРТЫМ энергоблоками, приходилось обрезать бронированные кабели, под землей проводили сварку, но самое страшное ждало «в небесах». На высоте многоэтажного дома были запасы графитового порошка, разных сыпучих специальных смесей. Рядом с кучей лежала ЛОПАТА. Почти под ногами – та самая ПРЕИСПОДНЯЯ, о которой до ядерной катастрофы только складывали легенды – место взрыва, многометровая пропасть…

НА огромную высоту взбирались «бегом» по наружной лестнице, все в свинцовой одежде. Бегом бросались к краю пропасти и бросали вниз ОДНУ лопату песка или смеси, потом – бегом обратно.

Надо сказать, что радиация НЕВИДИМАЯ, но чувствуется человеком – это не только постоянное першение в горле, которое вызывает непрерывное покашливание, но и невыносимая слабость, которую «не выносит» самый физически сильный человек!


Виктор Григорьевич поделил 50 человек своего  взвода на 5 групп, которые (каждая по очереди) выполняла свою работу. Каждую (КАЖДУЮ!) группу  в подземелье к  сварочным аппаратам вел ЛИЧНО Виктор Григорьевич, одни работают, потом уходят, он - заводит другую группу. По словам Виктора Григорьевича, во время их работы реактор был еще открыт и выбросы из него происходили в среднем каждые восемнадцать часов.

Не давали «забыть» о радиоактивном фоне вокруг и картины повседневного быта – на балконах брошенных домов выцветало болтающееся на веревках белье, буро-рыжые сосновые леса еще никто не пилил, бегали летней порой лысые куры и собаки с язвами, когда прокладывали кабель, встречали огромные грибы, гигантские яблоки – которые «звенели» радиацией.

Учет рабочего времени велся непрерывно, пребывание в каждой точке фиксировалось, казалось, что доказывать свое нахождение в Чернобыле не потребуется. Но…

Вернувшись в Тихвин, Виктор Григорьевич обнаружил с удивлением, что в «СПИСКАХ ОН НЕ ЗНАЧИТСЯ» и доказать связь своих заболеваний (кроме сосудистой системы, внутренних органов, у прапорщика Сысоенко «проявились» симптомы кожных недугов) с работой в Чернобыле НЕВОЗМОЖНО!

В 1998 году семья Сысоенко (он женат, у него есть дочь) вернулась в родные для Виктора Григорьевича места, сначала – в поселок Новый, потом – в Новоозерное, где по сей день активно занимается общественной работой. Множество усилий потребовалось ему, чтобы найти в Центральном архиве армии свидетельства своей работы в 1986 году. Только после обнаружения доказательств, Виктор Григорьевич получил официально зарегистрированную инвалидность – как последствие Чернобыльской катастрофы.

Силе духа этого человека можно только позавидовать – рассказывая о самом страшном миге истории человечества, Виктор Григорьевич внушал уверенность в том, что иного исхода не могло быть, потому что такие люди справились бы с самым невыполнимым делом. И они – справились. Теперь задача молодого поколения сделать все, чтобы ПАМЯТЬ ЧЕРНОБЫЛЯ сохранилась, а других техногенных катастроф по вине человека – не произошло!

Sisoev2

Крупнейшая техногенная катастрофа современности изменила природу огромного региона в одночасье, сломала жизнь тысячам людей, до сих пор страдающих от последствий трагедии – и особенно масштаб горя детей и взрослых можно почувствовать, когда слышишь свидетельства очевидца, как СЕМЬ сел не просто снесли, а даже почвы  у порога родных кому-то домов не оставили… Тысячи людей НЕ придут к родным могилам предков – нет тех кладбищ, тысячи не увидят НИКОГДА своего места рождения – и роддомом тех не осталось. ОТСЕЛЕНИЕ навсегда – когда смысл этих слов станет понятен, равнодушию не будет места в сердце и в душе.

Sisoev5


Хочу выразить огромную благодарность Виктору Григорьевичу Сысоенко, рассказавшему все, что произошло в его в жизни и пожелать ему здоровья, такой же активности на много лет.

Анастасия НАГЛАЯ, «Школа юнкоров» Эколого-биологического центра Евпатории, МБОУ СШ №1

Фото А. Бондаря, руководителя «Школы юнкоров».

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость
Гость Понедельник, 24 января 2022

Перепечатка информации возможна только при наличии активной ссылки на источник www.anbosune.net

Copyright © 2013