google + vk ok twitter facebook
Рейтинг@Mail.ru

КРИК КРОВИ: «СДВИГ ВЛЕВО»!

Добавлено : Дата:

Юные журналисты-экологи Евпатории 25 февраля 2018 года взяли интервью у фельдшера-лаборанта высшей категории, ликвидатора последствий аварии на ЧАЭС, Галины Михайловны ФРОЛОВОЙ – она своими глазами видела происходящие изменения в составе крови у взрослых и детей… забыть это невозможно

Галина Михайловна пережила ТРИ командировки в зону радиоактивного поражения – в 1986 году, через две недели после взрыва на энергоблоке, в 1988 году (непосредственно в Чернобыль), и в 1990 – когда через ее руки прошли сотни проб крови ДЕТЕЙ из «благополучных» территорий Житомирской области Украины. Не случайно она одной из наград Галины Михайловны сверкает надпись «За мужество», не случайно со слезами в голосе она читает родившиеся в редкий ночной «тихий» час строки стихотворения того 1986 года, - ей точно известно, как КРОВЬ человека реагирует на «ядерное заражение».

Frolova6

Галина Михайловна родилась в нашем городе в 1941году, училась в женской школе №5, а потом - в женской школе №3, сейчас это гимназия им. Сельвинского. Мама Галины Михайловны работала нянечкой в больнице, после школы Галина Михайловна поступила учиться в медицинское училище, потом прошла специальные курсы, получила профессию фельдшера-лаборанта.

Frolova1

К 1986 году Галина Михайловна уже имела солидный стаж работы, после недолгого пребывания в сельской больнице села Фурманово она долгие годы трудилась в Евпатории, в 1965 году у нее родился сын…

Frolova3

Сама Чернобыльская катастрофа произошла 26 апреля 1986 года, взрыв произошел на четвертом энергоблоке атомной электростанции. Чернобыльскую катастрофу расценивают как самую крупную аварию за всю историю существования атомной энергетики.


     В течение первых дней и даже часов после катастрофы в стане СССР были мобилизованы огромные ресурсы, на ликвидацию последствий ядерной трагедии были отправлены люди множества специальностей: шоферы, строители, врачи, лаборанты, военные, пожарные, инженеры, дозиметристы, вертолетчики, милиционеры, шахтеры…
     

Через несколько дней после взрыва Галина Михайловна оказалась в кабинете главного врача Евпаторийской городской больницы. Формировалась первая группа из лучших крымчан-медиков. Им предстояло стать ЛИКВИДАТОРАМИ. Группу из десяти евпаторийцев возглавил Сиверчук Станислав Михайлович. Все согласились поехать добровольно. Через две недели после взрыва, 10 мая 1986 года, медицинские работники из Евпатории прибыли в населенный пункт Бородянка.

Это была самая настоящая «зона отчуждения». По дороге попадались совершенно пустые села – люди были эвакуированы в срочном порядке. Самым ужасным зрелищем для женщины, матери были брошенные у летней кухни во дворике кастрюли и другая посуда с обедом, в песочницах валялись брошенные куколки и другие игрушки. Над всем запустением стояла страшная тишина, во время приезда Галины Михайловны не было слышно ни воробья, ни вороны, ни лая собачки. Наступила майская ночь, и звезды равнодушно мерцали над безлюдными «населенными пунктами».

Новички разместились прямо на полу рентген-кабинета в Бородянке переночевать. Потом их развезли по рабочим местам. Оказалось, они не были первыми крымчанами в Чернобыле – сменили бригаду коллег из Симферополя!

Началась трудовая вахта Галины Михайловны в лаборантской. Она с собой привезла много одежды и собственный микроскоп. Все это пришлось потом бросить – когда уезжали домой 21 мая 1986 года. Работа – столовая – ночлег. Так шло время командировки. Она сама брала анализы крови у работников ЧАЭС, каждые несколько дней рабочие возвращались в кабинет фельдшера, и Галина Михайловна видела, какие изменения происходят в крови людей.

Frolova4

Трудиться приходилось с шести утра (на семь часов в столовую на завтрак она уже шла «с работы»). Столовую почему-то смешно назвали «На водопой», так говорили между собой, может, из-за необходимости перед каждым приемом пищи выпивать по стакану слабого раствора ЙОДА. Утром, в обед и вечером в меню обязательно была морская капуста.…   Потом примерно 70 человек на прием – и за рабочий стол, производить лабораторные работы. Часто заканчивала поздно ночью – или рано утром, около трех!

А на рассвете – снова за работу. Неизвестно, когда именно урвав несколько часов от сна (спать хотелось постоянно) медики и энергетики собрались и написали стихотворение. В нем есть и строчки авторства Галины Михайловны. Фотографировать было строжайше запрещено, теперь это стихотворение – главная память о первой чернобыльской командировке…

Frolova2

Кроме микроскопа у Галины Михайловны были реактивы и «камера Горяева». Это такое «предметное» стекло – придумал его профессор Казанского университета для подсчета количества клеток в заданном объеме жидкости.

Галина Михайловна вела своеобразный учет лейкоцитов, эритроцитов в крови, составляла гемограммы. Примерно час уходил на обработку данных по одной пробе крови. Она видела, как анализы показывают «сдвиг влево» - в организме людей происходили необратимые изменения.

Frolova8

Особенно было страшно, когда приехавшие ученые из Японии услышали «треск» своих дозиметров и мгновенно уехали, не выполнив никакой задачи по исследованию. Вокруг цвел май, база называлась «Лесная Сказка», а букетик собранных женщинами ЛАНДЫШЕЙ оказался настолько «ядовитым», что пришлось его выбросить. Дорогу до столовой постоянно мыли спецмашины, по несколько часов в день приходилось носить респиратор. Ни на минуту не удавалось забыть о том, что находишься там, где нельзя жить! Очень неприятные ощущения давала температура – она ПОСТОЯННО держалась примерно на уровне 37,5, как при сильной простуде. Это очень мешало работать.

Десять дней командировки закончились. Каких-то денег за почти круглосуточный труд доброволец-медик не получила. В автобусе ехала в Крым БОСИКОМ. Ноги страшно отекли, обувь просто не налезала на ступни! Вернувшись в Евпаторию, ей пришлось два месяца непрерывно лечиться, начались проблемы с сердцем. Может быть, только целебный климат Крыма (сюда другие ликвидаторы могли надеяться лишь на один месяц в году приехать!) помог выдержать все…. Себе анализ крови Галина Михайловна не делала.

Frolova10

А в 1988 году (по словам мамы Галины Михайловны: «Кому-то надо же работать!») ликвидатор-лаборант снова оказалась в Чернобыльской зоне. Работа была «полегче» - девять часов в день. Снова выстраивалась очередь в лабораторию из сотрудников ЧАЭС, снова было видно, как кровь показывает «СДВИГ ВЛЕВО». Как было трудно смотреть на молодых здоровых парней, говорить им об опасности заболевания крови было нельзя, и знать, что их гемограмма «портится»…

Во второй командировке (теперь летней, с 8 августа по 10 сентября) в самом Чернобыле было оживленнее. Хотя оптимизма не добавляли облезлые псы или увиденный Галиной Михайловной двухголовый котенок – это воспоминание никак не сотрется из памяти.

Жили в бараке, работали все медики на износ. Температурили, плохо себя чувствовали, но продолжали исполнять свой долг.

Прошло еще два года и в 1990 году лаборанту Фроловой снова дали командировку «в Чернобыль». На этот раз – на месяц (с 14 апреля по 14 мая) в райцентр Народичи в Житомирской области. «Знакомо» сразу по прибытию запершило в горле и поднялась температура, хотя укрытие-саркофаг давно высился над энергоблоком ЧАЭС и в Народичах никого не эвакуировали.

Работали медики в школе, жили в общежитии (с фельдшером Фроловой в комнате общежития поселили врача-педиатра из Винницы). На этот раз пациенты – дети от 8 до 14 лет, школьники. Они родились до трагедии на АЭС, но четыре года ощущали воздействие радиации. Дети были очень ослаблены, у них были разные заболевания, они выглядели истощенными. Это было очень волнующее зрелище. Во время Майских праздников медикам дали выходной. Галина Михайловна смогла съездить в Винницу – на родину своей новой знакомой, посетила мавзолей великого врача Пирогова. Это дало возможность хоть ненадолго отвлечься.

Frolova9

После третьей командировки наступили «обычные будни» ликвидатора последствий – лечение, обследования несколько раз в год, наконец, признание связи заболеваний с Чернобыльским фактором и третья группа инвалидности. На пенсию ветеран здравоохранения вышла в 75 лет. Оптимизма и открытости не теряет, Галина Михайловна общительна и очень доброжелательна. Свою клятву Гиппократа она сдержала с честью.

Frolova7

  Прошло уже много времени с того момента как Галина Михайловна принимала участие в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Но она до сих пор не может вспоминать все то, что видела без слез. Это событие оставило отпечаток у каждого, кто работал, теряя свое здоровье ради спасения других людей. Надо помнить, чтобы такое не повторилось.

Наталья СТОЛЯРОВА, «Школа юнкоров» Эколого-биологического центра Евпатории, МБОУ СШ №14

Фото Софии Мотылевой, юнкора-эколога, и А. Бондаря, руководителя «Школы юнкоров».

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость
Гость Вторник, 30 ноября 2021

Перепечатка информации возможна только при наличии активной ссылки на источник www.anbosune.net

Copyright © 2013