google + vk ok twitter facebook
Рейтинг@Mail.ru

ИЗ ПЕРВОЙ ПЛЕЯДЫ ВЕТЕРАНОВ

Добавлено : Дата:

Ветеран «афганец» Юрий Егорович Клинцов – очень интересный собеседник для юных корреспондентов, он и водолаз, и «скалолаз», опускался на дно Черного моря, поднимался «за облака» в горах Афганистана…

Коренному евпаторийцу Клинцову (мама – из Полтавы, папа – из Могилева) выпал жребий стать одним из первых «ветеранов Афганистана», прошедших практически весь срок службы в составе «ограниченного контингента», дата входа которых – весна 1980 года, а выхода на Родину – зима 1981-го! Юные корреспонденты Эколого-биологического центра взяли интервью у Юрия Егоровича в первое воскресенье зимы 2018 года. Он согласился приехать на встречу с юнкорами из Новоозерного, где проживает с семьей в настоящее время, в воскресный выходной день, потому что узнал о подготовке к выпуску альманаха очерков юных журналистов «Память «Афгана» или 30 лет спустя…»

Школьник Юрий был обычным крымским мальчишкой, только разносторонне развитым. Кроме ловли камбалы-«глосика» и морских забав он находил время заниматься спортом (гимнастикой), принимать участие в соревнованиях авиамоделистов (в номинации на продолжительность полета авиамодели в помещении побеждал на чемпионате Крыма), освоить тромбон и «тенор» и практически профессионально играть в знаменитом нашем духовом оркестре…

Выпускник первой школы в конце семидесятых годов прошлого века был очень занятым человеком. Юрий Егорович устроился работать спасателем на станцию в районе «Конского» пляжа, проходил обучение от общества ДОСААФ как водитель грузового автотранспорта,… а в 1979 году, когда наступила осень (в октябре) его взяли в армию.

И в школьные годы нашему собеседнику довелось попутешествовать, ездил к родственникам, даже на Кавказ (в Пятигорск и Нальчик), но солдатский жребий отправил бойца на берег сурового Балтийского моря, в Ригу (столица Латвии). Профессиональный водолаз, ему «на роду было написано» стать настоящим «боевым морским котиком», однако служил он в артиллерийском полку, стал младшим сержантом – командиром отделения безоткатного орудия. Как оказалось очень скоро – такие легкие и надежные виды вооружения стали основой для решения боевых задач в Афганистане…. Артиллеристы «других систем» остались, а «безоткатники» сначала посмотрели много фильмов про контрреволюционеров-басмачей времен Гражданской войны, потом написали автобиографию, а позже взвод (примерно три десятка бойцов) отправились в путь, с морских пляжей в пустыню…

Через Москву гражданскими рейсами солдат на самолетах перевезли в столицу Узбекистана. В Ташкенте было жарко – плюс двадцать, а в аэропорту Москвы было в этот же день двенадцать мороза! Вскоре артиллеристы погрузились на поезд до Термеза – это уже была советско-афганская граница.

Конец марта 1980 года, Термез, областной центр в СССР. Чистый, зеленый, ухоженный, мирный. Но дорога сержанта Клинцова шла дальше – в Кундуз, в Пули-Хумри. Природа вокруг была сказочной красоты – на всю жизнь запомнил Юрий Егорович серебряно-стальные горы, величественные пейзажи. Вокруг было очень много «советского» - десятки лет на земле Афганистана помогали строить мосты, дороги, промышленные объекты и АРМИЮ специалисты из нашей страны. Граждане Афганистана обучались в университетах и военных академиях СССР. И мост, который должен был охранять сержант Клинцов – тоже был построен по проекту наших инженеров.

Особенностью службы весной 1980 года была относительная безопасность.… Еще не пошли через Пакистан огромные караваны со смертельным оружием из США и стран НАТО, еще не «выросли» дерзкие и опытные полевые командиры «душманов», далеко не всем афганцам, знавших советских «шурави» как врачей, инженеров и учителей внушили, что советские люди их враги.

Klincov2

Обустраивались артиллеристы отдельного батальона в «чистом поле» у реки, построили если не каменные, то здания из камней, воду брали прямо из речки, участок дороги с мостом в зоне ответственности патрулей – примерно двадцать километров. На месте лагеря водились змеи, большие пауки, скорпионы. В речке водилась очень красивая и вкусная форель, из конвоев Красного креста и Полумесяца иногда доставалась сгущенка, в кишлаке (метров 500 от моста) удавалось выменять у местных мандарины, сладости, но эта безопасность восемнадцатилетних ребятишек с автоматами была иллюзорной.

Klincov4

Первый звоночек «прозвенел» еще весной прибытия на место дислокации. Ничего не боящиеся необстрелянные солдатики легкомысленно вылазили на броню БТРов. Однажды на знакомой дороге между телом Юрия Егоровича и врагами вовремя оказалась бронированная крышка люка. Почувствовав удар по броне, боец опустился внутрь машины, а «дома» увидел, что в металле глубокая вмятина, выстрел был серьезным, а если бы на 15 сантиметров выше?

Еще один «укол осторожности» наступил в предвечернее время – патруль должен был сопровождать две цистерны с дизельным топливом, с грузовиками находились шестеро солдат, в расположении полка с ними разговаривал и Юрий Егорович – такие же пацаны-сверстники. Но поступил приказ патрулю выдвигаться, все были уверены, что «наливайки» - цистерны останутся до утра в безопасности, в полку. Не успели патрульные доехать до батальона – послышались позади звуки боя. Повернули, но было уже поздно – обе машины горели, обгоревшие тела шестерых бойцов удалось забрать. Полчаса прошло с того времени, когда вместе солдаты шутили, сменялись… обгоревших трудно было нести – и физически, и эмоционально. У спасателя Юрия Егорович хоть был жизненный опыт – довелось доставать утопленника на пляже «Солнышко»… тоже был молодой парень, спортсмен. Война открывала молодому парню свое страшное нечеловеческое лицо.

Klincov3

Юрий Егорович принимал участие в двух полковых операциях, однажды пришлось с боем прорываться через вражескую баррикаду, напролом, взяв на себя ответственность за жизнь многих солдат, он награжден медалью «За отвагу», и все равно, когда в беседе с юнкорами вспоминал подробности войны, он говорил, что война – это страшно.

Пришлось ему и кровь пролить – во время боестолкновения кусок металла насквозь пробил тело сержанта. Даже неизвестно, что это было – осколок гранаты, кусок обшивки БТРа, пуля…

Мелкими частицами посекло голову, контузило. Пришлось месяца два провести в госпиталях, побывать и в Чарджоу, городе в Туркменской ССР. Но выздоровел, и Юрий Егорович, перенеся «дополнительно» желтуху, вернулся в свою часть в Афганистане,… а двоим из его взвода так не повезло. Они погибли.

Окончательно вернулся в Союз он «под елочку» 1982 года, почти в середине декабря. А позже решил связать свою жизнь с армией, учился в школе мичманов в Севастополе. Погружался в водолазном костюме в разных точках Черного моря от Батуми до Одессы и Туапсе, побывал в портах Болгарии, Югославии…

Юрий Егорович был старшим инструктором-водолазом дивизии. От судьбы не уйдешь даже за перевалы Гиндукуша – приморский житель, профессиональный спасатель, ему предначертано было стать боевым «морским котиком».

В 1996 году Юрий Егорович вышел на «гражданку», у него семья, дети, внуки. Мы видели много людей, которые «пережили Афганистан», но более жизнерадостного человека, чем Юрий Егорович, юные корреспонденты еще не встречали. Хочется пожелать ветерану «первой плеяды» здоровья и мира!

Илья ПОЖЕНЬКО (ЕУВК «Интеграл»), Тамара ЛОБАС (МБОУ СШ №14), Георгий ИВАНОВ (МБОУ «Гимназия имени Сельвинского»), «Школа юнкоров» Эколого-биологического центра Евпатории

Фото Тамары Лобас, Георгия Иванова, юнкоров-экологов, А. Бондаря, руководителя «Школы юнкоров».

Комментарии

  • Никаких комментариев пока не было создано. Будьте первым комментатором.

Оставить комментарий

Гость
Гость Понедельник, 10 декабря 2018

Перепечатка информации возможна только при наличии активной ссылки на источник www.anbosune.net

Copyright © 2013